ТЕНИ. Файл №105.

11.06.2009 | Автор: sensei888 | Теги:

Секретные материалы


Файл №105 ТЕНИ


ПРОЛОГ

Исследовательский Центр промышленных технологий Филадельфия, штат Пенсильвания 19 октября 1993 17:00

Редко кому удается быть счастливым в этом мире.

Нет, не так. Редко кому удается понять, в чем же оно, его счастье. Чаще всего человек блуж­дает в потемках, шарахается от одного пробного удовольствия к другому, бросается то в работу, то в загулы, то в игру, то в безделье, каждый раз убеждаясь, что да, определенное удовольст­вие получить можно, но не более, называть это счастьем — чрезмерное преувеличение. И толь­ко некоторым, по прошествии времени, после многократных ошибок, удается разобраться, в чем же, собственно, их счастье заключается. По­нять, что счастье — это не достижение, не фик­сированное состояние, ему не скажешь: «Оста­новись, мгновенье!» Счастье — это динамический процесс. Процесс обмена энергией, чувства­ми, знаниями — с любимым человеком. Ну хо­рошо, пусть не с человеком, если вам так не повезло, а с домашним животным… Все равно:

ты должен отдавать себя — лучшее, что ты зна­ешь, умеешь, чувствуешь. И получать от него взамен такой же мощный искренний поток. Этот процесс взаимного воспитания, образования, про­никновения привычками и предрассудками, по­глощения, пропитывания друг другом — и есть счастье. Для того чтобы это понять, надо хоть раз ощутить, почувствовать на себе ни с чем не сравнимое состояние радостного бурлящего по­коя. Это очень важно — именно покоя. Наспех, второпях счастья не бывает. Надо быть уверен­ным и в себе, и в партнере — не исчезнет, не уйдет, не пропадет, не предаст… И как только ты этого состояния достигаешь, тут же, как пра­вило, счастье тебя оставляет! То ли партнер, измененный, обогащенный тобой, вдруг реша­ет, что ты его больше не интересуешь, ему, тако­му хорошему, можно найти кое-что и получше. То ли ты вдруг замечаешь, что встречный поток оскудел, — и начинаешь мысленно шарить по сторонам в поисках чего-то лучшего. То ли — и это самое страшное — вдруг с ужасом обнару­живаешь, что все мы не вечны под луной, что человек смертей. И смерть забирает именно то­го, кто тебе наиболее дорог и близок. Так или иначе — ты остаешься один. И внезапно пони-

маешь — только теперь: а ведь я был счастлив! Но остается только вспоминать, страдать, исте­кать невысказанными мыслями, фразами, жела­ниями. Смотреть на его одеколон на ванной по­лочке и, прячась от самой себя, брызгать на подушку рядом с собой — пусть хоть во сне кажется, что он здесь, рядом. Заказывать в ва­шем любимом кафе кофе — именно двойной и с двумя ложечками сахара — он любил такой. Читать в газетах по привычке сначала его го­роскоп, а потом уже свой… А тут, на пустой стоянке такси, он бы обязательно процитировал кого-нибудь из Отцов-Основателей. И пепел… Ты всегда ругала его, когда он стряхивал пепел в мойку. Да бог с ним, пусть бы стряхивал! Сколько угодно. Самой, что ли, закурить и стряхнуть?.. А этот кактус на подоконнике он подарил тебе на какой-то незначительный празд­ник — вон как расти начал, того и гляди зацве­тет. Его нет, а кактус цветет!

Чем больше счастье, тем оно короче. Чем больше счастье, тем сильнее боль, когда его утратишь.

И главное: умом-то понимаешь, что уже все кончилось, не вернется, не повторится, не уви­дишь больше никогда. ан нет. Какой-то удиви­тельно упорный червячок надежды скребется внутри, точит тебя, нашептывает, заволакивает глаза слезами. Вдруг… может быть… Бывают же чудеса на свете! Вернется… хоть на чуть-

чуть.-.. Неужели нет бога на небе?! Неужто он меня не слышит?!

Уход в могилу — как бы ужасна, кощунст­венна, цинична ни была эта мысль, — наверное, лучший из возможных вариантов расставания. Червячок замолкает быстрее, смиряясь с неиз­бежностью. Отсутствуют любые, даже мимолет­ные, контакты с утраченным человеком, кромса­ющие душу телефонные звонки, обязательные встречи для «передать его любимую бритву», случайно оброненные общими приятелями фра­зы вроде «А твой-то вчера…». Смерть милосерд­нее. Еще и тем, что после нее бывает-меньше злорадствующих, уж со всяком случае — гораз­до меньше, чем сочувствующих, по крайней ме­ре — на словах. И, наверное, быстрее можно прийти в норму. Вернуться к обычной жизни. К вечному поиску счастья…

Впрочем, Лорен Кайт от этих соображений никакого облегчения не испытывала. Она всего лишь, как это нередко бывает с людьми, охва­ченными горем, полностью сосредоточилась на собственной боли, не просто тонула в ней, а сознательно стремилась в глубину — быть мо­жет, полагая, что там, на дне отчаяния, легче будет найти опору, твердую почву под ногами, оттолкнуться и всплыть на поверхность.

Говард Грейвс не был ее мужем. Не был он и ее любовником. Он был всего лишь… Он был ее начальником, учителем, другом, защитником,

практически — отцом. Он был для нее самым близким человеком. Как и она для него… Кто сказал, что такие потери легче?

Что теперь остается? Надеяться, что тот, ко­го хоронили на прошлой неделе, был не Говар­дом? Что там, в раю, ему дадут второй шанс, и он завтра снова придет сюда, на работу? Что кто-То другой сможет Говарда заменить? Заме­нить хоть в чем-то, хоть в одном из проявлений, этого уже будет много…

Остается только бродить по кабинету, погла­живая пальцами знакомые вещи. Складывать в стандартную коробку канцелярские принадлеж­ности. И, пока никого нет рядом, постараться украдкой запихнуть туда же несколько безде­лушек на память.

Вот, например, эти мраморные чернильницы из настольного набора… Он выбирал их под цвет мебели… И не утащишь теперь… Может, взять одну из множества фотографий, разве­шанных по стенам? Их тут столько, что пропа­жи никто и не заметит. Говард на встрече вы­пускников университета… Говард и сенаторы… Говард и Клинтон… Да, на этой, с Президен­том, он получился лучше всего…

Лорен осторожно сняла со стены большую обрамленную и застекленную фотографию. Как он улыбается на снимке, как полон жизни! Не­возможно поверить, что он…

Дверь кабинета внезапно распахнулась.

Хорошо, что Лорен стояла лицом к стене! Не оборачиваясь, она суетливо сунула трофей в коробку, прикрыла первой попавшейся под ру­ку папкой и лишь после этого оглянулась.

Оказалось, это всего лишь Джейн. В каж­дой конторе, в каждом отделе есть такая вот Джейн — обо всех заботящаяся, во всем при­нимающая участие и всегда оказывающаяся под рукой. Когда надо и когда не надо.

— Лорен? Вот и ты! А я тебя искала… Голос полон сочувствия; Заботливо обнимает за плечи. О господи, только ее тут не хватало!

— Как ты? Дать тебе воды? Надо что-то отвечать. А то ведь и не отце­пится…

— Нет, все нормально… Заходит сбоку. Заглядывает в лицо. Да, не­веселую картину она видит…

— Дорогая… Прошло уже две недели… Хо­чешь поговорить?

Подразумевается, что легкая, непринужден­ная беседа позволит мне развеяться, повернет мысли в более веселое и жизнеутверждающее русло. Знала бы она… Хотя, может, она и зна­ет… Что толку? Помочь сейчас могло бы только одно… Но оно-то как раз совершенно невоз­можно… Как ей это объяснить?

— Нет. Право, Джейн, все в порядке. Про­сто… Я не так часто сталкивалась со смертью… Тем более с самоубийством.

Как тяжело произносить это слово. Теперь, когда Говард…

А Джейн подбадривающе похлопывает меня по плечам.

— Может, когда все увезут, тебе станет лег­че? И все твои проблемы исчезнут…

Yesterday, all my troubles seems so far away…

Может быть, она и в самом деле что-то по­нимает?

А Джейн, отдав дань приличиям, вспомина­ет, зачем, собственно, пришла, и протягивает конверт.

— Тебе там деньги перевели…

Хм, извещение… Сколько там могло нака­пать за время вынужденного отпуска?! Но — и на том спасибо, очень кстати…

— Ну, давай пойдем домой! — выпевает Джейн наигранно-бодреньким голосом, еще раз совершает ритуал обнимания-поглаживания. И выходит из кабинета. Слава богу!

Собственно, и мне больше нечего здесь де­лать. Еще один прощальный взгляд. Еще одна слеза украдкой. В шкафу — ряд кубков и на­град. Под пресс-папье — две новые папки. И — можно уходить совсем. Полупустую взять коробку. Пора вернуться в мир проблем…

Уже у самой двери Лорен вдруг послышался за спиной какой-то звук. Она испуганно обер­нулась. Нет, конечно же, ничего. И никого. Тогда откуда ощущение, что ее позвали? Он

позвал… Знакомый щемящий запах. И такой странный звук… Как будто бы стеклом по де­реву… Что бы могло быть?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Tags:


Если вам понравилась эта книга, то мы также рекомендуем прочитать:
ДУХ ИЗ МАШИНЫ. Файл №106.    
ЛЕД. Файл № 107.    
ДВЕРЬ ВО ВСЕЛЕННУЮ. Файл № 108.    
ПАДШИЙ АНГЕЛ. Файл № 109.    
ЕВА. Файл № 110.    

Комментирование закрыто.


Секретные материалы

Здравствуйте, дорогие друзья и поклонники Секретных материалов (X Files).
Этот сайт специально разработан для любителей сериала X-Files, здесь вы найдете много интересного для себя.
В дальнейшем мы надеемся развиваться и выкладывать на сайте не только новые книги, а также видео и фото материалы.
Надеемся, что наш сайт вам понравился, мы также с удовольствием выслушаем ваши пожелания и отзывы (внизу сайта находится ссылка на обратную связь).
Все книги Секретные материалы (X Files)



http://slotoblesk.ru/igrovye-avtomaty-radzha.html

Яндекс цитирования Rambler's Top100