Кожа

14 Июнь 2009 | Автор: sensei888 | Теги:

были освежеваны. Джош не коснулся только участка с татуировкой, и он выделялся на поверхности мертвого тела, как диковинный разноцветный остров среди желтовато-розового моря.

— А теперь давай-ка перевернем его, — скомандовал Джош, захватив труп под спину.

Даже вдвоем они с трудом перевалили тело на бок. И тут же Майк заметил в затылочной части шеи трупа красноватое раздражение пра­вильной круглой формы.

— Гляди-ка, Джош. Что это такое? Джош наклонился, чтобы рассмотреть пятно. Размером оно было около трех дюймов и состо­яло из тысяч крохотных точек.

— Вижу, — спокойно констатировал он. — И что дальше?

— В карточке что-нибудь про это написано? Джош положил покойника на живот и снова взялся за нож.

— Было бы о чем писать. Ну, красное пят­нышко. Может, насекомое какое-нибудь укусило. Или ободрался обо что-то. Или даже мы сами его оцарапали, когда перекладывали на опера­ционный стол.

— Не знаю. Выглядит странно…

— Майк, этот тип уже мертвый. А кто-то там умирает от ожогов, и единственное, что может спасти, — это кожа, которую наш таль, еще будучи живым, любезно разрешил использовать, если что. Поэтому давай скорее закончим работу — и свалим отсюда.

Майк кивнул. В сущности, Джош Кемпер прав. Врачи сделали все, чтобы спасти этого молодого человека, и теперь ему уже ничем не поможешь. Деррик Каплан умер, но бла­годаря его коже останется в живых другой человек!

Майк скрипнул зубами, подошел к приятелю и сказал, указывая на нож:

— Если ты не против, я тоже попробую. Джош Кемпер удивленно приподнял брови и

одобрительно усмехнулся в хирургическую маску.

Неделю спустя в послеоперационной палате клиники Куинз Перри Стэнтон, вздрогнув, при­шел в себя. Доктор Алек Бернстайн тут же склонился над ним и одарил лучезарной улыб­кой.

— Добрый день, профессор, — мягко произ­нес он. — Хочу вас порадовать — все прошло как нельзя более успешно.

Стэнтон заморгал, пытаясь развеять пелену, застилающую глаза. Бернстайн наблюдал за ним с отеческой гордостью. Он всегда по-особому относился к пациентам с ожогами — совсем не так, как к стареющим красоткам, которым под­тягивал лица, наращивал пухлые губки и накачи­вал силиконом груди. Ожоговые пациенты в его послужном списке занимали весьма скромное место, но именно они составляли предмет его особой гордости.

Вот и сейчас, глядя на Стэнтона, Алек Бернс­тайн ощущал удовлетворение и гордость. Соро­кадевятилетний профессор истории, работаю­щий на кафедре Университета штата Ямайка, попал в реанимацию двое суток назад с обшир­ным ожогом левого бедра. В хранилище универ­ситетской библиотеки взорвался паровой котел, и струя раскаленного пара ударила профессора в ногу.

Бернстайна вызвали в реанимацию прямо из операционной, где он увеличивал губки очеред­ной привередливой леди. После беглого осмотра доктор, не мешкая ни минуты, позвонил в банк кожных трансплантантов и уже через три часа оперировал профессора Стэнтона…

Сестра Терри Нестор принесла пакет со свежим раствором для капельницы. Улыбнувшись хирургу, она подошла к пациенту и весело за­метила:

— Скоро вы будете как новенький, профес­сор Стэнтон. Доктор Бернстайн — наш лучший специалист по ожогам.

Бернстайн скромно потупил глаза и слегка покраснел. Медсестра подсоединила капельницу, подошла к окну, выходящему на автостоянку перед клиникой, подняла жалюзи — ив палату хлынул яркий солнечный свет, заиграв на экране выключенного телевизора.

Едва солнечные лучи коснулись бледного лица профессора, тот надсадно закашлялся. Бернстайн поморщился — горячий пар мог по­вредить не только кожу, но и легкие пациента, причем некоторые признаки легочной недоста­точности уже наблюдались, когда профессора привезли на «скорой». Стэнтон не отличался крупными габаритами — рост пять футов и че­тыре дюйма, вес едва ли больше ста двадцати фунтов. Коротенькие ножки, мелкие черты лица.

Достаточно совсем небольшого количества пара, чтобы в системе дыхания такого тщедушного человечка произошли опасные изменения.

Бернстайн сразу назначил пациенту сильный стероид солумедол внутривенно, но сейчас по­думал, что, возможно, увеличит дозу — по край­ней мере на несколько дней.

— Профессор, как у вас дела с легкими? Тяжело дышать?

Стэнтон снова закашлялся, потом мотнул головой:

— Ничего страшного. Голова немного кру­жится.

— Это из-за морфия, — Бернстайн облегчен­но вздохнул. — Ну а бедро? Чувствуете боль?

— Самую малость. Чешется довольно сильно, а боль вполне терпимая.

Бернстайн кивнул. Все верно — морфий сдерживает боль, пока временный трансплантант прикрывает заживающую рану. Потом можно будет приживить постоянный. Зуд — достаточно редкое явление, но уникальным его не назовешь.

— Мы немного увеличим дозу морфия — и он практически полностью снимет болевые ощу­щения. А зуд постепенно пройдет сам собой. Давайте посмотрим, как поживает ваша нога.

Сверху трансплантант прикрывали длинные марлевые полоски. Бернстайн осторожно при­поднял одну из них пальцами, затянутыми в резиновую перчатку. Специальные скрепки плот­но прижимали временный трансплантант к лишенному иннервации подкожному слою. Кожа сохраняла бледно-желтоватый оттенок.

_ Все идет как надо, профессор. Скоро вы поправитесь.

На зуд можно не обращать внимания — если, конечно, он не станет слишком мучительным. Доктора беспокоило другое — то, что он заме­тил во время предыдущего осмотра, когда паци­ент еще не очнулся.

— Профессор, если можно, поверните, пожалуйста, голову.

Бернстайн, наклонившись, внимательно ос­мотрел затылочный участок шеи пациента. Крас­новатое раздражение в форме правильного круга еще не сошло. Несколько тысяч крохотных крас­ных точек. Похоже, кортизональная реакция на гормоны. Ничего страшного, конечно, но нужно будет понаблюдать.

— Постарайтесь еще немного поспать, профессор. Я скажу Терри, чтобы она добавила морфия. Через несколько часов я опять наве­щу вас.

Отдав распоряжение медсестре, Бернстайн вышел в коридор, притворив тяжелую дубовую Дверь. За углом, в дальнем конце устланного серым ковролином коридора, стояла большая кофеварка на подставке. Можно было позволить себе скромное удовольствие. Бернстайн взял из стопки разовый стакан и, не торопясь, наполнил его любимым напитком. В клинике стояла непри­вычная даже для воскресного вечера тишина. Помимо Бернстайна, сегодня дежурили еще три доктора и десять медсестер. Но в эту минуту ему казалось, что в больнице только он и его па­циент.

Бернстайн сделал большой глоток, ополаски­вая язык в потоке горячей жидкости. Не настоль­ко горячей, чтобы обуглилась кожа и кровь запеклась в сосудах, но достаточно горячей,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Tags:


Если вам понравилась эта книга, то мы также рекомендуем прочитать:
Эпицентр    
Кровавый ветер    
Борьба с будущим    
ВОСХОЖДЕНИЕ. Файл №206.    
Троица. Файл №207.    

Комментирование закрыто.


Секретные материалы

Здравствуйте, дорогие друзья и поклонники Секретных материалов (X Files).
Этот сайт специально разработан для любителей сериала X-Files, здесь вы найдете много интересного для себя.
В дальнейшем мы надеемся развиваться и выкладывать на сайте не только новые книги, а также видео и фото материалы.
Надеемся, что наш сайт вам понравился, мы также с удовольствием выслушаем ваши пожелания и отзывы (внизу сайта находится ссылка на обратную связь).
Все книги Секретные материалы (X Files)




Яндекс цитирования Rambler's Top100